Гешель: между философией и религией

Часть 5 из 5 в серии Гешель. "Б-г ищет человека"

Интеллектуальная честность

Интеллектуальная честность – одна из высших целей религиозной философии. С другой стороны – самообман еще смертельнее ошибки, и это основная причина извращения религиозной мысли. Не атеизм является причиной духовного вырождения, но лицемерие. «Ибо истину ищешь ты в почках» (Тегилим 51, 8), т.е., внутри души человека.

Рабби Бунем из Пшисхи так объяснял, что такое хасид: в средневековой еврейской литературе говорится, что хасид – это тот, кто делает больше, чем заповедала ему Тора. В Торе сказано: «не обманывайте друг друга» (Ваикра 25, 17). Хасид делает больше, чем требует закон; он не обманывает также самого себя.

У каждого царя есть печать, которая ставится на государственные бумаги и служит гарантией их подлинности. Печать – символ силы и славы царя. Что есть печать царя над царями царей? «Печать Вс-вышнего – истина», и истина – наше единственное испытание. «Ибо льстец не подойдет к Нему» (Иов 13, 16).

Философия как религия

Религиозная философия в качестве религиозной критики не сможет исполнить своей миссии, если будет вести себя как враг или как подражатель религии. Часто религиозная критика грешит тем, что великие движения веры подвергаются ее оценке, но не являются плодом ее творения. То же в отношении религии. Весьма огорчительно, что философии всегда была и до сих пор остается вечным врагом религии. Если бы она только могла – философия создала бы религию. Снова и снова философия пытается дать ответы на ультимативные вопросы, и каждый раз она терпит провал.

Не всегда темы, занимающие философию, поднимаются из самой философии. Темы ее исследования черпаются из здравого смысла, из мира веры, из религии, из науки и из социальной жизни. Такие понятия как благо, красота, симпатия, любовь, Б-г, причинность, общественный порядок и государства – не есть плод труда спекулятивной мысли. Когда философия находится в симбиозе с жизнью, она более созидательна, чем когда она занимается темами, рожденные ее собственной мыслью. Религиозная философия остается, таким образом, методикой прояснения, анализа и подтверждения, а не источником ультимативных идей. Также, ей следует прояснить сущностное различие между философией и религией. Ее задача не ограничивается исследованием религии в свете философии, но она приходит также для того, чтобы опровергнуть претензии философии, когда она пытается выставить себя заменой религии.  Другими словами, религиозная философия должна показать слабость философии в качестве религии.

Философия как точка зрения.

Хорошо сделает философия, если вспомнит свое ограниченное состояние, когда она пытается исследовать религиозные понятия. Т.е., она поступит правильно, если будет помнить, что она представляет определенную ограниченную точку зрения, даже если она истинна, определенного философского направления, либо определенной эпохи, которая способна лишь в ограниченной степени постичь реальность. Без такого ограничения термин «философия» становится обманчивым. Не существует единой «философии», но есть множество философий, и различие между Аристотелем и Августино, и между стоиками и между индийскими мыслителями, не менее ощутимо, чем различие между Моше рабейну и Буддой. Те, кто веруют в существование «вечной» философии, которая существует непрерывно с древнейших времен и до наших дней – могут поверить также и в возможность критической переоценки религии с точки зрения вечной философии, истинность которой доказана и не вызывает сомнения. В глазах же тех, кто сомневаются в существовании такой вечной философии,  философия находится в состоянии постоянного изменения, и следует ее саму постоянно исследовать. Таким образом, религиозную философию мы определяем, как критическую оценку религии с точки зрения определенного философского состояния.

Несмотря на все свои недостатки, философия это попытка чепловека достичь единого взгляда на вещи, видеть мир в целом, и одновременно с этим – его составляющие части. Религия склонна преувеличивать собственную важность; она склонна устраняться от тех аспектов реальности, которые не затрагивают непосредственно веру или культ, или же она недооценивает их. Поэтому задача религиозной философии – указать точное место религиозного познания относительно общности человеческого знания. Общечеловеческое знание развивается непрерывно, и вечные темы религии удостаиваются новой релевантности когда они стоят против бесконечного процесса человеческого исследования.

Эллиптическое мышление

У религиозной философии есть два «родителя» – философия и религия. Религиозная философия не создается посредством религиозного самопознания, но из встречи между этими двумя. И однако, любая религиозная философия создается лишь тогда, когда как религия, так и философия утверждают, что они способны предложить идеи в отношении ультимативных вопросов. Греческая религия не утверждала себя источником подобных идей, и поэтому религиозная философия не родилась в Афинах, но на стыке между иудаизмом и греческой философией.

В самой сути религиозной философии заложено противоречие: она кружит, подобно эллипсу, вокруг двух фокусов: философии и религии. Лишь две точки на эллиптической линии находятся на равном расстоянии  от двух фокусов. Если исходят из такой точки зрения, и двигаются по этой эллиптической кривой, тогда, чем ближе приближаются к одному из фокусов, настолько же отдаляются от другого. Неспособность ощутить глубокое напряжение между религиозными и философскими категориями породила большое замешательство.

Мы не должны отказываться от особенной ситуации, в которой находится человек, когда он открыт двум отдельным владениям, двум конкурирующим между собой источникам постижения. Именно напряжение, именно эллиптическое мышление, является источником богатства мысли как философии, так и религии.

Философская религия

Стремление разрешить все противоречия между философией и наукой с одной стороны, и между религией – с другой, породило серию попыток доказать, что нет разногласий между религиозными учениями, источник которых – Б-жественное раскрытие, и между идеями, рожденными человеческим разумом, и более того, что по сути дела обе эти области эквивалентны. Но перемирие такого рода не является решением проблемы; это размытие границ, приводящее с неизбежностью к исчезновению религии. Если религия и наука – это одно и то же по своей сути – то очевидный вывод из этого, что один из них лишний. Когда пытаются объяснить противоречия между этими двумя сферами таким образом, то религия представляется всего лишь примитивной наукой и наивной моралью. С потерей глубины религии, когда красота ее подвергается забвению, также ее ценности становятся сомнительными. Ее единственным оправданием становится тогда педагогика; она становится своего рода «кратким курсом» философии или же философией для масс.

Часто философы заблуждались, и видели в отказе религии следовать указанным философей курсом признак отсутствия философской зрелости. Вместо того, чтобы попытаться понять религию как религию, они исследовали ее, как будто бы она была первичной, «сырой» филосфоией. Из такого подхода следует, что объект исследования будет соответствовать стилю мышления исследователя. В нашем случае, исследователи относились к религиозным категориям, которые были искажены, еще перед тем, как они были исследованы, как будто бы это были философские абстракции. Результатом такого исследования как правило становится чрезвычайно ректифицированная религия. То, что началось как религиозная философии, превратилось в философскую религию.

Series Navigation<< Религиозная рефлексия

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Запись опубликована в рубрике Философия с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>