23 августа 2021 Гешель. Бог ищет человека. Культ разума

РИ Всё равно мы должны каким-то образом понять, какой религиозный язык является для нас основным, какой может являться дополнительным. Язык рава Натана – это не язык религиозного обновления, хотя он, безусловно, использует какие-то идеи оттуда. Поэтому я хочу читать что-то ещё. Итак, Гешель «Б-г ищет человека. Вызов философии». Хотя мы сегодня утром сказали, что философия нерелевантна, сегодня постмодерн, но я думаю, что Россия отстаёт в этих вопросах на много лет, поэтому философские вопросы нас занимают.

Гешель. Я снова хочу заявить – религиозные постижения отличаются.

РИ Т.е. как бы религиозные постижения не переводимы ни на какой другой язык, скажем, философский или психологический.

Гешель. Отсюда следует, что невозможно разрешить все противоречия между постижениями религии, и её требованиями, и между выводами той или иной философской системы. И также невозможно дать ей правильное выражение посредством научной терминологии.

РИ Т.е. даат не выражается ни через философию, ни через науку. Это особенный язык.

Гешель. То, что является самым важным в религии совсем необязательно соответствует тому, что является самым важным в философии. Обратное тоже верно. Религия – это вызов философии, а не только объект её исследования. Философия может выучить много из Танаха. Для философа идея блага – это самая возвышенная идея. Но в глазах Танаха идея блага – это только вторая ступень, потому что не может быть блага без святости. Святость – это сущность, а благо – это выражение сущности. Всё что Всевышний сотворил в шесть дней творения Он видел, как благо, но седьмой день Он освятил.

РИ Мы читали это, где только мы закончили… может быть здесь.. наверное. Я пропустил, потому что это было на прошлом уроке.

Гешель. Культ разума. Определение религиозной философии, как попытка найти рациональную базу для религии – она совершенно ошибочна.

РИ Т.е. рассматривать философию, как рациональную базу для религии – это большая ошибка.

Гешель. Потому что это автоматически ставит знак равенства между философией и рационализмом. Если бы рационализм был бы отличительным признаком философа, то мы должны были бы лишить звания философа Платона, Шеллинга, Уильяма Джеймса и Бергсона. Рационализм, – сказал Уильям Джеймс, — лишает возможности существование религии в каком-то различимом смысле. Он оставляет место только для веры, которая подчиняется законам разума.

РИ Т.е., так сказать, можно верить только в то, что мы точно знаем. Это рационализм. С точки зрения рационализма нет места для веры, по большому счёту. Так говорит Уильям Джеймс.

Гешель. Можно определить крайний рационализм как неспособность разума понять себя, т.е. понять нелогичность разума и его металогические положения. Мы должны различать между безграмотностью и между чувством таинственного, между подсознанием и надсознанием. Действие разума прокладывает путь к истине, но любовь к истине – это действие духа.

РИ Т.е. разум – это путь к истине, но любовь к истине – это душевные качества человека.

Гешель. В каждом акте мысли есть трансцендентная связь с духом.

РИ Т.е. нет чистого разума, разум постоянно взаимодействует с духом. Поэтому нет чистого рационала.

Гешель. Мы мыслим посредством разума, поскольку мы стремимся к духу. Мы мыслим посредством разума, поскольку мы уверены в существование смысла. Без духа, без истины по поводу жизни в общем, разум (сознание) завянет, потеряет свою силу. Иногда разум отождествляется с верой в силу науки. Однако наука не способна дать нам ответы по поводу жизни в целом. Мы нуждаемся в духе, для того чтобы знать, что нам делать с наукой. Наука занимается соотношением между вещами во Вселенной, но человеку дарована способность обратить свой разум на вопросы духа, и дух занимается соотношениями между Вселенной и Б-гом. Наука стремится достичь истины по поводу Вселенной, а дух стремится достичь истины, которая больше, чем Вселенная. Задача разума – это исследовать и подтверждать объективные отношения, а задача религии – это исследовать и подтверждать личные отношения. Этот вызов не является столкновением, и различие не означает конфликт. Жизнь между полюсами – это часть человеческого состояния. Из нашей веры в Единого Б-га следует, что в конечном счёте разум и откровение происходит из одного источника. Но то, что создаётся, как единство в момент творения, не всегда выглядит нам как единство в определённой конкретной исторической ситуации. Всё время, пока мы можем видеть высшее единство разума и откровения, мы удостаиваемся геулла (избавление).

РИ Т.е. в тот момент, когда в нас соединяется разум и откровение – это своего рода геулла, личное избавление.

Гешель. Определение иудаизма, как рационализма – определение, к которому многие призывают – это уход от трудностей и глубоких парадоксов, связанных с иудаизмом как со стороны религиозной веры, так и со стороны исполнения мицвот.

РИ Т.е. свести иудаизм к рационализму – это значит убежать от интеллектуальных трудностей и от парадоксов, которые связаны с иудаизмом с заповедями.

ГЕШЕЛЬ. Понятие разума меняется со временем. В глазах римских философов идея того, что один день в неделю следует отдыхать, кажется неразумной. С другой стороны, были плантаторы Америки, которые не видели никакой интеллектуальной проблемы, для того, чтобы использовать рабский труд. Если так, с каким этапом развития разума или сознания следует объяснять Танах?

РИ Он говорит, что сознание – это функция времени, функция эпохи.

Гешель. Со всем нашим уважением к сознанию и к разуму, со всей нашей благодарностью за то, что у нас есть разум, но еврейская традиция никогда не воспринимала разум человека, как нечто самостоятельное. «Надейся на Б-га всем своим сердцем, а на понимание твоё не опирайся»- Мишлей, притчи.

РИ Дальше он приводит несколько псуким, которые показывают, что в иудаизме никогда разум не являлся критерием всего

Гешель. Здесь базовые понятия иудаизма не удостаиваются полного подтверждения со стороны человеческого разума. Еврейский взгляд на человека как созданного по образу Всевышнего, взгляд на Б-га, взгляд на историю в иудаизме, идея избранности еврейского народа, молитва и даже мораль – все эти вещи находятся в противоречии тем пониманиям, которые были достигнуты в результате честного исследования.

РИ Т.е. он говорит: если по-настоящему сравнивать иудаизм и современную философию мы найдём несколько несводимых вещей, как избранность, как восприятие Б-га, как исторический взгляд на иудаизм.

Гешель. Требование страха перед Небесами – это тайна, перед которой человек, как бы, становится меньше ростом, для того, чтобы в нём появился страх перед святостью и молчанием. Трепет перед святым, любовь, молитва, вера – это выше, за пределами банальной интеллектуальной мысли.

РИ Есть понятия, которые не понятны разуму: святость, любовь, молитва, вера. Банальный разум не способен их понять.

Гешель. Поэтому нельзя нам судить религию только с точки зрения разума.

РИ Как это стыкуется с тем, что мы говорили сегодня утром? Очень интересно стыкуется, потому что мы сказали, что фактически современный иудаизм, в определённых кругах, превращается в разновидность психологии. А психология ставит человека в центре. Но сама постановка человека в центре может быть большой проблемой. Т.е. с точки зрения рациональной – это прекрасно. Мы, как говорится, убираем почти все противоречия. Но он говорит: есть понятия в религии несводимые ни к какому разуму. Трепет перед святостью, любовь, молитва, вера – это за пределами, выше любого понимания разума. Поэтому нельзя нам судить религию только с точки зрения разума.

Гешель. Религия не существует в границах только разума, но она выходит из этих границ. Задача её не состязаться с разумом, но помогать нам в тех местах, где разум предлагает нам только очень частичную поддержку. Следует понимать смысл религии в понятиях, которые связаны с чувством того, что выше нашего восприятия.

РИ То, что мы называли радикальным удивлением, по-моему, у Цейтлина. Т.е. религия ассоциируется с радикальным удивлением, а не с разумом.

Гешель. Ощущение чего-то, что выше того, что мы способны выразить своим языком – это интеллектуальное усилие, которое проистекает из глубины сознания, и это источник когнитивных постижений.

РИ Интересно. Т.е. он говорит, что в интеллекте тоже есть это чувство невыразимости, и оно является источником постижения

Гешель. Поэтому нет вражды между религией и разумом пока мы знаем, в чём состоят задачи каждой из них.

РИ В чём состоит область деятельности каждой из них.

Гешель. Нет замены использованию разума, когда мы пытаемся понять Б-га и служить Ему. Религия увядает без разума. Понятия веры, как правило, они очень смутные, и они должны пройти процесс понимания, постижения, для того чтобы можно было их перевести в область разума, сделать из них единую сущность, чтобы в них была последовательность и логика. Вера без сознания – это слепая вера. Без сознания мы бы не знали, как нам практически использовать понятия веры в конкретных вопросах нашей жизни.

РИ Т.е. вера – это слишком высоко, слишком абстрактно. Она тоже нуждается в разуме.

Гешель. Культ разума

РИ Т.е. когда делают разум высшей инстанцией

Гешель это только наглость, которая указывает на высокомерие, которая указывает на отсутствие интеллигенции. Отталкивание разума – это только страх, который указывает на безверие.

РИ Т.е. он говорит, что оба конца: когда разум говорит, что он высшая инстанция, или, когда разум отталкивается совершенно, и то и то – это не лучший вариант.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Запись опубликована в рубрике Гешель. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>