15 сентября 2021 Рав Штейнзальц. Главное — не дергайся

Канун Йом Кипур в ешиве, Бейт-Мидраш набит битком. Полно людей, одетых в белые кители, белые одежды, как принято. После молитвы Кол Нидрей и нескольких хабадских нигугов рав Адин Штейнзальц, подходит к биме, которая стоит в середине Бейт-Мидраша. Много лет я ждал этого момента. С 14 лет я находился с рав Адином на Рош аШана, но никогда у меня не выходило молиться вместе с ним в Йом Кипур. И поскольку в Рош аШана рав Адин был всегда очень серьёзным, сосредоточенным, то я думал, что в Йом Кипур, в день поста, рав Один будет ещё более серьёзным и сосредоточенным. И в действительности уже по тому, по его походке, как он подходил к биме, я понял, что я заблуждаюсь. Было видно, что, рав Штейнзальц находится в каком-то совершенно другом состоянии духа, гораздо более «юзер-френдли», и как человек, который находится в середине праздника.

И так он начал: «В нескольких местах Танаха пророки уподобляют искупление с тем, чтобы смыть Цоа. Самая идея Йом Кипура: капара – это очищение, отмывание». Теперь рав Адин остановился и начал искать кого-то среди присутствующих. И тут он посмотрел на нескольких ребят, у которых были уже свои дети, ещё маленькие. И он продолжил: «Я вижу, что есть среди вас такие, которым уже довелось это делать. Я их спрошу: когда папа или мама моют своего ребёнка, который испачкался, или меняют ему подгузники, что требуется от ребёнка?» В синагоге воцарилась тишина. Мне казалось, что также, как и мне, так и многим остальным: никто не понял, что рав хочет сказать. «Когда папа или мама меняют подгузник своему ребёнку, они ждут только одного – чтобы он не дёргался. Я думаю, что вы все видели, что происходит, когда пытаются помыть ребёнка от испражнений, а он начинает беситься. Это, наверное, не самое радостное явление. Когда ребёнка моют – пусть он стоит спокойно.» Рав Адин усмехнулся, и пошёл дальше, и он сказал: «Когда ребёнок начинает дёргаться под душем, то его испражнения размазываются повсюду. И то, что должно было быть быстро и конкретно, начинает становиться гораздо более сложным, потому что всё вокруг пачкается.» Я посмотрел на своего рава с удивлением, я вообще не понял, что он хотел сказать.

Продолжал рав Штейнзальц: «В основе Йом Кипур Всевышний моет нас, очищает нас. И всё, что от нас требуется – это только одно, что не всегда легко: не надо дёргаться, не надо мешать процессу отмывания. Дать Ему сделать Его работу. Если вы задумаетесь об этом, то вы поймёте, что все запреты в Йом Кипур – они направлены именно на это. Мы должны прекратить работу, мы должны прекратить кушать, мы должны прекратить лишние разговоры. Дать Ему сделать свою работу.» Здесь рав Штейнзальц остановился на минуту, и я успел подумать: «Если так, то что же я должен делать в ближайший день, в ближайшие сутки? Что требуется от меня во все эти сутки в синагоге?»

И тут рав Штейнзальц сказал что-то, что совершенно изменило у меня понятие Йом Кипура. Он сказал: «Но, если взять это на шаг ещё дальше — следует отсюда, что у нас есть задача ещё может быть более сложная, чем просить прощения в этот день. Наша задача – оставить свои грехи. У каждого есть грехи, дурные качества, иногда кажется, что это уже органическая часть нас самих. У каждого есть мешок грехов, к которым он так привык: один ленивый, у другого есть злость, у третьего скупость и т.д. И что выходит? Выходит, что в Йом Кипур человек говорит себе: Ок, я испачкан грехами, и здесь есть такое пятно, здесь есть такое пятно и пусть будет ещё одно пятно. И это идея, то что написано: «Совершил грех и повторил», и это становится ему как будто разрешено. Мы привыкаем к своим грехам, к пятнам, которые есть на нашей душе. Иногда можно видеть, что человек уже начинает гордиться своими пятнами, как будто это были цветы, которые у него на пиджаке. Идея Йом Кипур – что мы должны понять, что мы чисты, что Всевышний очистил нас, и что мы должны оставить наши грехи.» Тут он остановился, набрал полные лёгкие воздуха и сказал: «Подумайте, что произойдёт, если завтра на исходе Йом Кипур, каждый человек почувствует замечательный запах, что я совершенно новый. Такому человеку есть шансы измениться на исходе Йом Кипура, он не полезет снова в грязь, из которой он только что вылез.» Рав Адин опустился с бимы, с возвышения, и вернулся на своё место. Хазан начал молитву, а я вообще был не способен молиться в этот день. Я занимался только одним вопросом: как я это себе представляю, что завтра я буду совершенно чист? Как будет выглядеть мой следующий день, если я почувствую, что я действительно чист. Об этом я думал весь тот Йом Кипур. И мне кажется, что это был самый сложный урок, который я получил от своего учителя когда-либо: понять, что 11 Тишрея я чист. Вдохнуть запах моих новых одежд, хранить их, беречь их, чтобы они не запачкались снова, держаться за этот дух чистоты и с его помощью сделать ещё один шаг вперёд.

РИ Вот здесь можно завершать. Что вы об этом думаете? На мой взгляд здесь говорится о чём-то очень глубоком. Можно начать с понятия «шлита». Шлита означает контроль. Т.е. мы хотим чувствовать постоянный контроль, хотим постоянно контролировать ситуацию. И на первый взгляд здесь говорится: отпусти ситуацию. Вот это вот «отпусти ситуацию», пойми, что не ты здесь вообще управляешь ситуацией – это само очищение. Так получается. Он говорит: «тебя моют – не дёргайся». Это первое, что мне приходит в голову. Потому что, что такое «грех Дерева Познания», который мы так любим и ассоциируем его со стыдом? Это грех контроля. Сознание – это контроль. Йом Кипур таким образом получается – выйти из этого постоянного контроля сознания, отпустить. Это первое, что приходит в голову. Второе – это понять, что такое возможно. Т.е. человек в своих грехах, в своих мыслях о самом себе: он постоянно в каком-то замкнутом круге, он не способен себе простить. Он постоянно думает о том, что это невозможно простить, это невозможно исправить. Опять же, это может быть чисто в его воображении, как мы говорим, когда праведник считает себя великим грешником. Как говорится: отпусти, есть кто-то, кто прощает. Может вера в Б-га означает, что есть кто-то кто прощает, кто способен тебе простить? А иначе ты просто не веришь в Б-га. А если ты просто не веришь в Б-га и делаешь тшуву, то перед кем ты в точности делаешь тшуву? И к чему приведёт эта тшува? Тут говорятся очень непростые вещи. Йом Кипур – это какая-то точка, которая выше, чем мир, которая открывается внутри человека каким-то образом, непонятным. Т.е. пока мы находимся в этом мире, то прощение невозможно. И поэтому мы живём с ощущением, что прощение невозможно. И если мы приходим с этим же чувством на Йом Кипур, то мы, как говорится, зря пришли. В Йом Кипур — это войти в Кодеш Кодашим, т.е. найти такое место в собственной душе, где нет грехов. И это то, что обновляет силы человека. Хороший вопрос «как это сделать?» Это отдельный вопрос.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Запись опубликована в рубрике Рав Штейнзальц. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>