«И будут хранить путь Вс-вышнего» – душевный самоотчет модерн-ортодоксальной общины

Рав Аарон Лихтенштейн

(Урок 25 –)

1. «Сдвиг вправа»

Современная модерн-ортодоксия находится под все усиливающейся атакой. Хотя, само собой, центральное течение ортодоксии открыто для атаки как справа, так и слева, ибо само то, что она находится в центре, делает ее уязвимой как справа, так и слева, но качество критики и ее объем не одинаковы (я употребляю здесь понятия «права» и «лева» не в их политическом смысле, но в их религиозном контексте).

На сегодняшний день, как мне видится, во всем, что связано с правым лагерем, т.е., харейдим (ультраортодоксы) и близкие к ним течения – как атакующие, так и обороняющиеся ощущают, что критика особенно интенсивна, и идет по всему фронту, затрагивает широкому спектру как в философских, так и практических вопросов, и затрагивает самую глубину. Не имеется в виду просто поиск недостатков, или сознательная дискредитация той или иной практики, но радикальная критика, подвергающая сомнению сами основы легитимности и дозволенности модерн-ортодоксальной позиции считаться частью ортодоксии в иудаизме.

(другими словами харейдим просто говорят, что «нео-ортодоксия» это попросту реформа, а не часть «аутентичного» иудаизма).

Это явление, особенно ощутимое в США, и называемое там «сдвиг вправо», в известном смысле, это общее явление. Кризис веры и религиозного опыта, происходящий из духовной пустоты модерны, привел к поляризации западного мира, и ускорил распространение потребительского индивидуализма, с одной стороны, и авторитарной духовности, с другой. Внутри самого религиозного мира в общем, эта перемена сопровождалась поисками абсолютной достоверности идеологического пуризма, отвергающего все, что представляется толпе посредственностью и конформизмом среднего пути.

Например, популярность и милитантность политических организаций фундаменталистского христианства это нечто, что невозможно было себе представить поколение назад. Исламский фундаментализм, если взять другой пример, распространяется как огонь по полю, усеянному колючками, и это в странах, которые, как казалось, уже прошли точку невозврата религиозной модернизации, как когда-то считали светские историки. На другом уровне, как это испытали на себе многие евреи, особенно в США, эпидемия сект, захвативших в свои сети множество людей, отчаявшихся найти другой пути избежать духовной пустоты.

Этот процесс «сдвига вправо», особенно во всем, что связано с молодым поколением в США, весьма болезненен и полон горькой иронии. Родители, дорого заплатившие за то, чтобы соблюдать субботу, или основать еврейские религиозные школы и поддерживать их, перед тем, как они вошли «в моду», вдруг обнаруживают, что их кухня недостаточно кошерна, и что их кидушный стакан слишком мал. И то же в профессиональной области. Учителя-первопроходцы, действовавшие в предместьях Нью-Йорка и Йоханесбурга, когда они были унылой пустыней с точки зрения религиозной жизни, с удивлением обнаруживают, что даже их ученики смотрят на них сейчас с недовольством и презрением.

2. Необходимость душевного самоотчета

Ожидаемая от нас реакция находится в области морали. Вызов, который ставит ультраортодоксальный лагерь, требует от нас духовного самоотчета. Этот самоотчет должен проверить – основываясь на основополагающих текстах, исторических прецедентах, и духовной чувствительности – является ли модерн-ортодоксальная позиция легитимной и желательной.

Независимо от того, каков источник этого процесса, лично я чувствую, что следует приветствовать такую возможность. Я должен признать, что я не достигаю ступени само-проверки одного из моих коллег, главы ешивы «Эсдер» (армейские ешивы). Он сказал, что он применяет пример рабби Исраэля Салантера, который свидетельствовал о себе, что он не продолжал бы распространять идеи «мусара» даже еще один день, если бы не был уверен, что необходимость в движении «мусар» оправдает его создание в этот самый день «с нуля». Так и мой коллега, возглавляющий ешиву «Эсдер», не продолжал бы поддерживать систему армейских ешив, если бы потребность в них не оправдывала их создание с нуля. Однако, я чувствую, что человек должен установить в определенных фазах своего развития какие-то базовые данные и направления своей духовной идентичности, без того, чтобы подвергать постоянному сомнению эти основы. И тем не менее, я согласен, что время от времени требуется «пересчитать маршрут» заново.

Я боюсь, что прошло слишком много времени с тех пор, когда мы в последний раз проводили такой «пересчет маршрута» как община. И я думаю, что мы все еще расплачиваемся за моральное высокомерие и идеологический покой в течение того периода, когда мы были относительно «монополистами». Если сейчас от нас требуется объяснить свою позицию, мы не должны бояться поднять перчатку. Честный и твердый самоотчет станет для нас только благословением.

5. Сложность реального мира

Вместе с тем, я хотел бы снова подчеркнуть, что я продолжаю поддерживать центральный тезис той статьи (выше говорилось о значении светской культуры и светского образования. Я пропустил в переводе для простоты. Прим. переводчика). При правильном и уравновешенном подходе (хотя это требует большой осторожности) общечеловеческая культура может стать облагораживающей и обогащающей силой.

Следует обратить внимание, что я не имею в виду академическое образование само по себе. Многое из того, что считается академическим образованием, в действительности есть просто хитрая инсталляция в лучшем случае, интеллектуальное упражнение и возможность получить диплом или членский билет в том или ином профессиональном объединении, оказывающее лишь незначительное влияние на дух, мало затрагивающее глубины души. Я имею в виду духовную ценность светского образования, не только образования ради заработка. С этой точки зрения, мое позитивное отношение к светскому образованию не изменилось.

Наоборот: мой личный опыт, на протяжении многих десятков лет, лишь укрепил мое признание духовной значимости «лучшего из того, что было измысленно и сказано во всем мире». Ибо что нам предлагает светская культура? В искусстве – глубокие выражения духа творчества, сознание структуры в ее взаимоотношении с сущностью, и отсюда – способность организовывать идеи и представлять их. В жизни – способность понять, оценить и сравнить наш индивидуальный, общественный и космический контекст, эмпатию к состоянию другого человека. Литературное сознание учит нас подняться над нашими личными обстоятельствами, и видеть их в более широком контексте. Самое главное: светская культура развивает в нас чувство сложности психологических и метафизических дилемм человеческого космоса.

Если меня спросят, какую пользу я вынес из своей академической учебы, мой ответ будет: сложность бытия. А все остальное – комментарий, иди учись.

Эти основы – и особенно последняя – составляют, если хотите, ценности модерн-ортодоксии. Религиозная позиция ортодоксального модернизма, или, как мы ее называем, центральной ортодоксии, это дух не в меньшей степени, чем идеология, это путь ощущения, не меньше, чем стиль жизни. Одна из сущностей центризма, это избегать простых и односторонних решений. В него заложено стремление широкой встречи с реальностью во всей ее сложности, и в рамках этой встречи – стремление к единству, поднимающемуся над разнообразием.

6. Эмоциональная, психологическая и историческая тонкость

Однако, если говорить о самом себе, я подчеркиваю, что мое светское образование сыграло значительную роль в моем личностном росте. Мне ясно, что без него, мое понимание Танаха было бы куда более плоским. Я знаю, что оно улучшило мое понимание в отношении жизни в Израиле. Ясно, что оно также повысило уровень моего религиозного переживания. … Я знаю также – и это иногда очень болезненное открытие – что многие из этих основ отсутствуют у тех, кто критикует культуру с правой стороны ортодоксального лагеря.

Психологическая тонкость этих кругов весьма ограниченна. Попробуйте вспомнить, если вы присутствовали на похоронах какого-то знаменитого раввина, как же абстрактны, избиты и безвкусны были эспейдим (панегирики). Когда умер рав Аарон Котлер (один из выдающихся лидеров американского литовского еврейства), были грандиозные похороны. Выступал длинный ряд ораторов – глав ешив и раввинов – но единственный, кто затронул в своих словах тот огонь, который горел в этом великане духа, был как раз «человек со стороны», не раввин – Ирвинг Бунем.

Когда отсутствует психологическая тонкость, то многое в Торе – целые главы, описывающие героев Танаха – не могут быть поняты по-настоящему, и это приводит к «раскрытию лица в Торе не по галахе». Великолепная традиция Мидраша искажается зачастую до неузнаваемости.

Историческая чувствительность этих кругов весьма ограниченна. Заповедь «Помни дни мира, поймите годы поколения и поколения», которая, по мнению Хатам Софера относится к изучению истории и пониманию ее, как правило, заброшена. У этой ограниченности есть несколько последствий. С одной стороны, она весьма ограничивает способность правильно воспринимать многие классические источники и их контексты. С другой, она притупляет сознание исторических вызовов. Наверное, самый выдающийся пример — это отношение к сионизму – и обязанности принять участие в историческом процессе в общественной плоскости, а не только личной. С третье стороны, это приводит просто к извращению реальности.

Эта проблема резко проявилась несколько лет назад, когда меня попросили организовать программу подготовки раввинов для работы в странах диаспоры. Я решил собрать всех учеников для «дня углубленного изучения», в течение которого они или их учителя провели бы уроки вокруг определенной темы. Поскольку их направление было стать лидерами общин, я предложил им, сделать темой встречи лидерство.

Я встретился с одним из учеников, молодым человеком, считавшимся лучшим учеником в колеле, где он учился. Он сказал мне: «я не понимаю, что есть здесь обсуждать? Потратить целый день на эту тему?» Я ответил ему: «разве ты не понимаешь, что эта тема чрезвычайно важна для каждого, кто хочет стать раввином и лидером общины?» Он ответил: «это очень просто. Лидер это тот, кто ведет себя как Хазон Иш». Я спросил: «это единственный пример лидерства в иудаизме?»? Он ответил: «Конечно»! Я спросил: «по-твоему, распорядок дня Моше рабейну был таким же, как у Хазон Иш?» Он сказал: – «Несомненно!»

- «Но есть несколько стихов в Торе, рассказывающих нам о его деятельности…»

Он ответил, что эти стихи, по-видимому, находятся до главе Итро, ибо после главы Итро Моше был в точности как Хазон Иш.

Я продолжил: «А что с Рамбамом»?

- «Несомненно. А как же иначе он проводил свой день»?

Я ответил:

- «В отношении Рамбама у нас есть четкое свидетельство. Он описывает в своих письмах, как строился его день. Я предполагаю, что Хазон Иш не проводил свое время за лечением наложниц султана в царском дворце»..

Но моя аргументация не убедила его.

В конечном счете, отсутствие исторического инстинкта, приводит зачастую к использованию силы против светского общества, за что весь религиозный мир платит столь тяжелую цену.

Это приводит меня к последней идее, которую я упоминал выше – упрощенный взгляд на происходящее в мире. Упрощенный взгляд на вещи склонен к поверхностности и «пшатному» пониманию событий. Я далек от предположения, что каждый, у кого нет общекультурной базы, обязательно будет смотреть на вещи упрощенно и одномерно, но такая тенденция существует.

Позиция модерн-ортодоксии, в своих лучших примерах, пробуждает чувство сложности и связи, и это с нескольких точек зрения. Прежде всего, человек, обладающий таким взглядом на вещи, смотрит как вправо так и влево, и есть больше шансов, что он отвергнет одномерные решения, окрашенные в черно-белый цвет, которые выглядят столь привлекательными для других.

Второе, и снова, это связано с базовой позицией, это мировоззрение более адекватно, поскольку оно включает в себя бОльшую часть реальности. Оно принимает в расчет большее число сфер жизни, и к более широкие секторы нашего общественного и личного существования.

Третье, это не только количественное, но также качественное различие. Подход модерн-ортодоксии, центральной ортодоксии, более склонен учитывать различные оттенки и тонкости, он принимает в расчет более тонкие различия между областями и степенями моральной и духовной  реальности. Он0 более склонен, например, понять, что означает «разрешенное». Он более склонен отвергать распространенный миф о том, что решение любой проблемы находится в Шулхан Арухе, и надо только уметь искать. У тех, кто не знаком с общей культурой – такое понимание встречается достаточно редко.

 

 

 

 

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Запись опубликована в рубрике Вера, Философия с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>