«Лингвистические» проблемы «поколения Башни»

На прошлой неделе мы читали: «И был на всей земле один язык и речи единые» (Берейшит 11, 1)

Раши почему-то комментирует этот, на первый взгляд, совершенно невинный стих, как

Вступили в сговор и сказали: «Не вправе Он выбрать Себе высшие сферы. Взойдем же на небеса и сразимся с Ним». Другое объяснение: (речи) относительно Единого в мире. Другое объяснение: речи «ахадим» (как «хадим», резкие, острые).

Что «не нравится» Раши (точнее – Мидрашу – Раши взял этот комментарий из Мидраша) в этом стихе?Явным образом, Раши видит в этом «единстве речей» – корень проблемы поколения Башни.

Рав Гинзбург на одном из последних уроков прокомментировал этот стих в том смысле, что «единые речи» – это единый стиль, единообразие, можно даже сказать, единомыслие. Рав сказал также, что проблема поколения Башни – скорее «лингвистическая», т.е., вопрос языка играет во всей этой истории отнюдь не вспомогательную роль, наоборот – это и есть главная составляющая всей истории Башни.

Этот комментарий рава крутится у меня в голове уже вторую неделю, и вдруг я подумал: а что, если это «единомыслие» и единство стиля объяснить, как попытка создания «единой модели» мира, можно сказать, попытка построить единую и непротиворечивую модель мира и его Творца.

И что же в этом плохого? – спросите вы. – Наоборот, вся наша религия – это провозглашение единства Творца – и что же плохого в том, чтобы составить единую непротиворечивую модель мира (Творца)?

Тем не менее, по-видимому, Вс-вышнему не очень нравится, когда Его хотят описать некоей единой теорией, до такой степени, что Вс-вышний опустился, смешал их языки, и перестали строить башню.

Если перейти с мидрашного языка на более понятный и общепринятый, то можно сказать так:

Кто сказал, что Вс-вышний описывается единой моделью? Или, еще более точно – кто сказал, что из, скажем, 5 моделей (см. также сиха Ребе в ночь на пятницу хол амоэд суккот 5752 о «пяти учениках» рабан Йоханан бен Закая), известных нам из каббалы и хасидизма, одна из них более «истинная» чем другая?

Хасидизм, вслед за каббалой, рисует нам мир в виде слоеного пирога, состоящего из четырех слоев – Ацилус, Брия, Йецира, Асия, над которыми есть еще один «слой» – Сущность и суть.

С точки зрения теории «ишталшелус» – постепенного нисхождения и редукции Б-жественного света сверху вниз – в высших мирах Б-жественный свет светит в раскрытии, а в нижних он скрывается. После всего этого говорится, что Б-жественная сущность раскрывается именно в нижнем мире («жилище в нижних», понятие, известное каждому, кто открывал Танию).

Однако можно предположить нечто куда более интересное: а что, если каждый из этих «миров» (их, понятно, много больше, число 5 – это просто некая попытка классификации, предпринятая каббалой и хасидизмом) – это своего рода «модель», своего рода «проекция» Вс-вышнего, в некотором смысле, не в меньшей степени истинная, чем модель более «высокая» или модель более «низкая»?

Поясню свою мысль.

Мы, как правило, рассматриваем 5 миров (и пять соотв. им моделей) как разворачивающиеся друг из друга. Из «ацмус» эманируется Ацилус, дальше он редуцируется до Брия и т.д. – пока не доходит до Асия.

Есть много объяснений, почему нужны все эти промежуточные ступени, я же хочу предположить, что каждая из этих ступеней в определенном смысле самодостаточна и самоценна (подобно тому, как каждый день, каждый час, каждый момент жизни каждого конкретного человека самодостаточен и самоценен, и является своего рода «проекцией» и проявлением Б-жественной Сущности и Сути, идея «Мегилы» у Ребе). Поскольку Б-жественная сущность равноудалена как от Ацилус так и от Асия, то невозможно предположить, что для Б-жественной сущности Асия важнее чем Ацилус, или наоборот, Ацилус важнее чем Асия.

Тогда эти 4+1 миров – являются пятью «языками», пятью моделями, пятью проекциями Самого Вс-вышнего, равноценными друг другу, и ни одна из которых не имеет преимущества перед другой.

В принципе, это почти очевидно – если Вс-вышний бесконечен – то также бесконечно число моделей, которые могут его описывать (равно как и бесконечно число способов служения Ему, некоторые из которых иудаизм кодифицирует). Поскольку человек конечен, и Вс-вышний хочет, чтобы человек Ему служил – то Вс-вышний предложил нам использовать конечное, небольшое число моделей – от 2 до 5. При этом от нас требуется «совместить» как можно большее число моделей (можно предположить, что на чем большем числе «моделей» человек способен говорить одновременно – тем большее удовольствие получает от этого Вс-вышний. И отдельное, самое большое удовольствие Вс-вышнего – от «земли, которая стоит вовеки» – простых людей, не знающих никаких моделей, и просто и честно исполняющих заповеди и живущих по ним).

Однако, как только мы решаем «облегчить себе жизнь» и пытаемся сократить число моделей до одной – Вс-вышний нам напоминает, что это нарушение правил игры. Ни одна модель сама по себе не описывает Вс-вышнего адекватно, и лишь «полиглот», человек, владеющий несколькими моделями, и умеющий «переводить» с языка одной модели на другую – может «понять» Вс-вышнего и служить Ему истинно.

Снова – важно понять, что «модель» Ацилус, и «язык» Ацилус (=каббала) ничуть не менее истинны, в этом контексте, чем «модель» Асия и «язык» Асия (=галаха). Однако, как понятно, мы должны уметь различать, когда наш рав (или Ребе) говорит на языке Ацилус, а когда он переходит на язык Асия.

Приведу пример для иллюстрации вышесказанного: Ребе приводит в одной из сихот, что «для высоких душ, таких как Рашби, Храм не был разрушен». Как же так – спросите Вы! – Ведь фактически Храм был разрушен, евреи были отправлены в изгнание, и находятся там уже почти 2000 лет! И тем не менее, Ребе говорит, Тора говорит, что для некоторых наиболее выдающихся праведников Храм не разрушен! Как это понять? Как говорилось выше – зависит, какой из «миров», какой из «языков» является для них «родным». Если для человека, по уровню его души, «родной» язык – это Ацилус – то для него Храм не был разрушен! А для общения с людьми мира Асия он нуждается в «переводчике» (поэтому Моше нуждался в Аароне).

Если приведенная концепция верна – то, как не парадоксально это звучит, попытка построить «единую модель» – в сущности, является «авода зара». Еврейская модель, модель иудаизма – это множество моделей, соединяющихся друг с другом (известное объяснение отличия «эхад» от «яхид»).

Это еврейское «эйн дэотейгем шавот» («их мнения различаются») является столь сущностно важным для иудаизма, что является чуть ли не важнейшим критерием истинного еврейского лидера – способности «пойти против духа каждого», способность понять каждого, несмотря на то, что их мнения различны. Ибо это различие мнений – по сути своей есть отражение различных «моделей», описывающих Вс-вышнего, различных способов, которыми Вс-вышний раскрывается в мире. Попытка «выстроить» всех, заставить всех мыслить и говорить одинаково – противоречит Б-жественной сути и Б-жественному замыслу.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Запись опубликована в рубрике Каббала. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>