Смерть и страх перед ней – тема смерти в первой части «Звезды избавления»

(Огад Нээман, «Слово и огонь», стр. 30)

Смерть и философия

«От смерти, от страха смерти, начинается все познание мира. Успокоить страх перед концом, убрать горечь из смерти и яд из ада – это то, что философия пытается сделать»

(«Звезда избавления», стр. 45)

Мотивация, приводящая человека к тому, чтобы думать о мире, о единстве реальности, это страх перед смертью. Человек страшится собственной конечности, и ищет вечности, в которой он мог бы найти опору. С этого однозначным заявления начинается «Звезда», и эту общую идею Розенцвайг подвергает жесткой критике. На протяжении своей книги Розенцвайг анализирует несколько подобных попыток, и, раскрывая их ложность, ищет собственный путь к вечности. Мы попытаемся доказать, что «Звезда Избавления» также движима борьбой со страхом смерти, и его отвержение пути к вечности философов и мистиков, которым мы будем заниматься далее, касается тех решений, которые они предлагают, но не самой этой мотивации.

Введение к первой части «Звезды», носящее название «О возможности постижения общности», имеет подзаголовок «Горе философам». Есть множество путей, которыми философы пытаются найти путь к вечности, но общая идея, руководящая ими — это победа над временным, посредством придания значимости вечным сущностям, сведение временного к его вечной сущности. Разум — это инструмент, позволяющий нам достичь истины, постичь истинную суть реальности, а не ее физическое временное измерение. Пример такого пути — это путь Платона, который воспринимает реальность как тень вечных «идей».  «Идеи» это истинная реальность, а наш физический чувственный мир — это лишь тень его. В диалоге «Фейдон», описывающем последние моменты жизни Сократа перед казнью, Платон описывает с какой радостью Сократ идет навстречу смерти, навстречу освобождению вечного разума от презренного временного тела…

Начало «Звезды» это жестокая атака на эти притязания философии. Розенцвайг утверждает, что в своей основной задаче, победе над страхом смерти, философия потерпела сокрушительное поражение:

«Каждый смертный живет в страхе перед смертью. Каждое рождение добавляет этому страху новую причину. Каждый рожденный в конечном счете станет добычей смерти. Каждый рожденный ожидает с дрожью дня, когда он отправится в путешествие во тьму. Но философия отвергает эти земные страхи. Она хватает человека, и перебрасывает его через могилу, разверзающуюся перед его ногами на каждом шагу. Тело она отбрасывает как нечто несущественное, отдает его в руки ада, но свободная душа парит и проходит над ним.

В действительности, страх перед смертью не знает различения между телом и душой, кричит он «я, я, я», и если ты хочешь обратить этот страх к какому то абстрактному «телу» – он не готов это слушать. Но какое дело до этого философам?

(«Звезда избавления, стр. 45)

Розенцвайг говорит здесь, по-видимому, о позиции, изложенной в «Фейдоне», в которой есть не только принятие смерти и согласие с ней, но также ожидание ее. Смерть избавляет душу от подчинения презренному телу, и позволяет чистому разуму раскрыть себя в «мире истины», оторванном от смертной материи. По-видимому, это то, что Розецвайг пишет, что философия способна «предложить только самоубийство, а не просто смерть, приходящую рано или поздно сама». Физическое существование — это бремя для философа, и его цель — как можно скорее завершить его.  Истинный смысл этого подхода, и вывод, неизбежно следующий из него – говорит Розенцвайг — это предложение покончить с жизнью.

За этими словами лежит более глубокое утверждение что сама философия это самоубийство:  занятие чистым разумом, и отвержение физической жизни, игнорирование физических страхов человека, его эмоций, его поражений, его разочарований и его надежд. Сосредоточение на «идеях» вместо реального мира – само по себе смерть. Жизнь — это единство тела и души, она включает в себя весь эмоциональный и физический мир человека, а не только его разум. Сведение человека лишь к разуму это бегство от реальной жизни. Фактически философия превращает царство живого в царство теней. Философ избавляется от страха перед смертью посредством умерщвления полноты жизни:

«Все эти страхи перед жизнью, все те попытки бегства наружу и вовне, с которыми мы боролись вследствие болезни разума, можно понять как попытку избежать смерти. Человек, парализованный страхом в потоке жизни, видит, подобно индийскому принцу, смерть, которая ожидает его в конце его пути. Поэтому он оставляет жизнь. Он предпочитает не жить, если жить означает умереть. Он предпочитает умереть внутри живого тела. Он спасается от неизбежности смерти в параличе искусственной смерти.

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Запись опубликована в рубрике Розенцвайг, Философия с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>