«Пустые сосуды не уменьшай» — Йуд тес кислев в «Биньяней а-ума»

Уже прошло пару недель после йуд тес кислева – я никак не могу собраться наконец написать об этом пару строчек, и, с другой стороны, этот день не выходит у меня из головы.

Накануне я, честно, долго думал, хочу ли я вообще куда-то ехать на йуд тес кислев. Может, остаться дома? Поехать в Кфар на фарбренген? Ну что еще нового я могу услышать на очередном Хабадском мероприятии? Говорят, в Биньяней а-ума будет выступать рав Лазар в этом году – о, это уже «сиба лемесиба» как говорят… Или я не хочу его видеть? Под конец обещают фарбренген рава Гинзбурга – тоже не могу сказать, что меня это сильно тянет. Фарбренгены рава на большую аудиторию, мне кажется, редко отличаются оригинальностью и свежестью.

Так я сомневался, наверное, несколько дней до. В сам йуд тес кислев я честно сидел за компом и отлаживал очередную программу… (подходящее для йуд тес занятие…). Ближе к заходу солнца, помолился, наконец, шахарис. Тут мне пришла в голову мысль: кажется, автобус, который идет в Иерусалим, останавливается прямо напротив моего дома. Остановку перенесли, и если раньше мне нужно было выйти из дома и идти на остановку «ПАИ» (три минуты пешком…), теперь он останавливается прямо у дома. Ну, сказал я себе – если так – ясно, что нужно ехать на фарбренген….

ОК. Я вышел из дома, пошел на остановку ПАИ по привычке. Сел на автобус, приехал в Иерусалим. Зашел в Биньяней а-ума. Внизу – жуткий балаган. Ярмарка распродажа – четыре за сто. Толпа народу, в основном, хасиды, я сказал кому-то потом, пришли закупить Вс-вышнего по дешевке, со скидкой. Потолкался, купил билет (45 шекелей). Поднялся в зал. Было где то без четверти десять вечера. Огромный практически пустой зал. Нафига я вообще поехал, подумал я. Нафига сняли такой огромный зал, подумал я дальше. Почему сделали платный вход – кто будет готов платить такие деньги? – мысли шли одна за другой, а зал оставался пустым. Начало мероприятия было запланировано на 21:30, я сидел и ждал, когда оно начнется (и побыстрее закончится – и я вернусь к своему компу).

Вдруг зал начал заполняться. Около десяти вечера народ пошел. Прошло еще минут двадцать – концерт все не начинался, а зал все заполнялся. Где то в 22:15 зал был почти полон, на сцену поднялся ведущий (Йедидия Меир – о нем чуть дальше), ансамбль (Хилик Франк, Эвьятар Банай, …) начал петь какой то старый нигун – который зал мгновенно подхватил и начал танцевать – минут наверное десять. Трехтысячеместный зал Биньяней аУма был полон на йуд тес кислев «кипот сругот» — «вязаными кипами» — национально-религиозной молодежью, с воодушевлением поющей и танцующей хасидские и хабадские нигуним.

Вся музыка на этом мероприятии была – нигуним, в основном – Алтер Ребе. «Вязаные кипы» подхватывали каждый нигун и с воодушевлением танцевали. Вроде в прошлом году было так же – не знаю, почему то в этом году меня это поразило. На, кажется, самом большом хабадском мероприятии в честь йуд тес кислев – кто поет и танцует? «Вязаные кипы»!

После первого нигуна ведущий (Йедидия) пригласил на сцену рава Йегошуа Шапиро. Я слышал о нем ранее, знал, что он брат Ицхака Шапиро (рош ешива ешивы в Ицгаре, переехавшей пару лет назад в Иерусалим), что он в свое время имел «пульмус» (публичную дискуссию) с равом Шерло. Что он ученик рава Гинзбурга.

Зал, услышав имя «рав Шапиро» — поднялся на ноги, и начал скандировать «йамим ал йемей мелех тосиф». Хабадникам не надо объяснять смысл этих слов… Про йуд тес кислев ходили сплетни, что «будет коронация» рава Гинзбурга – кажется, когда рав Гинзбург входил в зал – никто при этом не пел «дни на дни царя добавь»….

Рав Шапиро поднялся на сцену и начал говорить. Глядя на него – трудно представить, что речь идет о одной из самых значительных фигур в современном национально-религиозном движении. Я бы скорее подумал, что это какой то браславский хасид. Также его выступление – скорее было похоже на слова какого то хасида, чем на «кукника» — как я себе это представлял.

Вдруг я услышал что-то знакомое – что, собственно, продолжает крутиться у меня в голове с тех пор. Я прислушался к тому что он говорит. «Одна женщина кричала к Элиша…. Муж мой умер, и «ношэ» — кредитор пришел забрать двух моих сыновей в рабство. … Что есть у тебя дома… Нет у слуги твоей но только кувшин масла… Иди и попроси у соседей пустые сосуды и разливай в них…». Известная афтара (на Хаей Сара?) и маамар Ребе на эти слова (который я когда-то перевел – это скорее подстрочник, чем перевод).

Рав Шапиро говорил о маамаре Алтер Ребе на те же слова (собственно маамар Ребе основан на маамаре Алтер Ребе). «Одна женщина» — это еврейская душа, которая называется «иша» — женщина (по-видимому по отношению к Вс-вышнему). Эта женщина, еврейская душа, кричит к ЭлиШа – «Б-г мой, повернись ко мне» — «иши мет» («муж мой умер»). Б-жественный огонь (иши – эш-йуд – огонь, Б-жественное воодушевление) в душе моей погас совершенно…

Дальше я мог, собственно, уже не слушать… Продолжение мне было известно.

Я «услышал» эту историю и этот маамар – из уст рава Шапиро – как ответ на свою личную ситуацию, на свой личный вопрос. Что делать, когда человек чувствует, что все в его душе погасло? Больше нет сил искать. Больше нет сил пытаться что-то изменить в своей жизни? Когда-то я искал. Рав Глуховский. Рав Гинзбург. Рав Шагар. Рав Шерло. Сейчас? Все надоело. Все они похожи друг на друга, никто из них не способен разговаривать друг с другом. Все они делают потихоньку свой маленький личный бизнес. И никто из них не способен решить мои личные проблемы… Так чего же искать дальше? Остается только продолжать тащиться по этой жизни – без особого энтузиазма и без особой надежды на лучшее.

Я пришел на йуд тес и услышал от рава Шапиро (или от Алтер Ребе устами рава Шапиро) ответ на вопрос «что делать дальше» — даже когда все уже в душе погасло. Ответ – двойной. Первая часть ответа – продолжать «лить масло в пустые сосуды». Даже если в твоей жизни наступила ситуация, когда нет, кажется, никакого смысла продолжать дальше – Алтер Ребе говорит – так я это прочитал – «продолжай идти вперед». Продолжай «лить масло в пустые сосуды» — исполнять заповеди, в более широком смысле – просто действовать, даже если тебе кажется, что эти заповеди и эти действия лишены внутреннего света и внутреннего смысла.

Я уже описал выше, какое внутреннее сопротивление мне пришлось преодолеть для того, чтобы просто выйти из дома и поехать на йуд тес. И вдруг – ответ «буль» — на мое внутреннее состояние. Тебе кажется, что нет никакого смысла? Адраба! Как раз в этом есть смысл. Продолжай идти вперед! Кто сказал? Алтер Ребе сказал 200 лет назад, и рав Шапиро повторил двести лет спустя две недели назад.

Честно, я был шокирован. Редко приходится услышать такой ответ «в точку». Я сказал себе, что хочу познакомиться с равом Шапиро это точно. Вчера вот доехал до его ешивы – там правда, каникулы пока, но я уже знаю, где это и как туда добираться.

Я остался в зале. Дослушал до конца рава Шапиро – мне не нужно было слышать продолжение – мне достаточно было услышать «дибур масхиль» с несколькими словами объяснения. Я даже не могу сказать, что он хорошо это объяснил. Но я услышал то, что кажется, должен был услышать в этот йуд тес кислев.

Потом снова нигуним и танцы. Потом выступал рав Йоэл Кан – не могу сказать, что услышал что-то для себя в его выступлении. Говорил, как всегда, о том, что «Хабад круче всех». Все приближают к понятию о том, что такое Вс-вышний, а Хабад приближает к Самому Вс-вышнему. Мне эти слова показались двойной глупостью. Во-первых, здесь сидит дати-леумишная аудитория – че ты им вообще рассказываешь о том, что, дескать, только мы – настоящий Хабад? Второе – и основное – Хабад вообще приближает к Вс-вышнему? Кажется, только к Ребе – в лучшем случае… Я посмеялся – рав Шапиро только что говорил о «пустых сосудах» — ну, вот они…

Потом снова музыка и танцы. Следующий оратор – рав Моше Котлярский. Я помню его выступления по кинус шлухим – но в этот раз он, кажется, был не в лучшей форме.

Снова музыка. И наконец – рав Ицхак Гинзбург. Собственно – время уже четверть первого ночи, и зал начинает расходиться. Фарбренген рава начался с хасидского нигуна и продолжительных рикудим. Потом рав начал говорить – я, честно был разочарован. Он стал говорить о том, что у Алтер Ребе был «махлокет» (спор) с другими праведниками поколения – особенно в последний период его жизни. И – именно благодаря этому спору он превратился в «Мошиах бен Давид» — примерно так объяснял рав Гинзбург – по крайней мере я так понял.

Я вообще не понимаю, как можно двести лет спустя говорить «кто был прав, а кто был неправ». Что за совок?

Потом у рава Гинзбурга отобрали микрофон, и закрыли лавочку. Почему – не знаю. Возможно, усиленно муссировавшиеся слухи о предстоящей «коронации» (лениво опровергнутые Итиэлем за пару дней до) – сыграли свою роль.

В любом случае, при всем моем добром отношении к раву – если сегодня и соберутся кого-то «короновать» — то даже в дати-леумишном лагере, как я уже написал, он явно не пройдет на «праймериз».

Вообще, на вопрос – что такое сегодня Хабад? Я бы ответил, после этого йуд тес кислева – Хабад? – Я думаю, что вот эта молодежь, заполнившая зал на йуд тес кислев, молодежь, у которой есть мсирут нефеш за Эрец Исраэль, молодежь, полная веры и радости и любви к ближнему – вот эта молодежь и есть настоящий Хабад. «Хасидут эрец-исраэлит» — по выражению рава Шагара.

А эти сумасшедшие, кричащие троекратное йехи после молитвы, воображающие, что их Ребе «живее всех живых», с обсессивной настойчивостью доказывающие всем и вся, что Ребе был больше всех, праведнее всех, круче всех, ненавидящие всех, кто отклоняется от «линии партии», сросшиеся с местной бюрократией – ну, наверное, это «пустые сосуды». Однако, «пустые сосуды», как мы сказали – это тоже кое-что…

Ребе уже сказал об этом в маамаре «бет рабейну шебебавел» — он говорит там о «бей кништа дэшаф веятив». В каждом поколении Шехина пребывает в другой синагоге – и это нормально.

А «пустые сосуды не уменьшай» — осталось со мной после этого «ят-кислева», как это говорят здесь. Спасибо раву Шапиро, и мы продолжаем.

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Запись опубликована в рубрике Тшува. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Один комментарий: «Пустые сосуды не уменьшай» — Йуд тес кислев в «Биньяней а-ума»

  1. Бениамин говорит:

    Шалом !

    Я тоже был тогда был в Биньяней а-ума. Соответственно хочу сказать,
    продолжайте беэзрат ашем наливать масло в сосуды. Кроме того обратите пожалуйста внимание на то как сказано:
    (Иди и попроси у соседей пустые сосуды и разливай в них)
    То есть надо наливать масло не в только в свои сосуды, но и обязательно в сосуды других евреев !

    У меня сложилось впечатление, что сейчас вас перевели на более высокий этаж, посмотреть как вы будете справляться. Ведь Еврей должен беэзрат ашем, соблюдать заповеди и идти к Нему, не потому на сколько ему приятно идти верной дорогой, а потому что только дорога к Нему истинна. Дорога может быть прямой, может идти под склон и идти по ней тогда легко и приятно, но может повернуть резко в гору и вот тогда…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>